Невыносимая красота "Портрета Дориана Грея"

Я люблю практически всего Оскара Уайльда, но Портрет Дориана Грея, конечно, стоит совершенно отдельно.
Я периодически возвращаюсь к этой книге – иногда вольно, иногда невольно, как сейчас. Дело в том, что нужное мне для чтения книг с Амазона приложение не установилось на смартфон, поскольку он на Windows Phone 7.5, и был куплен в России. А когда я еду в университет к первой паре, мне неудобно в переполненном вагоне метро читать с Kindle Fire – он все-таки существенно больше. Вот так я снова вернулся к Портрету Дориана Грея, совершенно случайно. В той программе для чтения, что установилась на смартфон, лучшее, что нашлось на английском языке – Портрет Дориана Грея.

 Каждый раз, когда я возвращаюсь к этой книге, я испытываю нечто. Это довольно трудно описать словами, слишком все неуловимо, слишком много нюансов. Легко скатиться в банальности, и трудно их избежать.
 Мне тяжело читать эту книгу быстро. Да, я наслаждаюсь щедро рассыпанными на ее страницах блестящими афоризмами. Кажется, я знаю их все наизусть, но в обрамлении текста, в котором нет ничего лишнего, который – как симфония, они сверкают так, что это трудно вынести. И приходится часто отводить взгляд от страниц книги, и возвращаться в хмурое московское метро. Но – лучше ослепнуть от блеска бриллиантов, чем задохнуться от российской безысходности. И я снова ухожу в мир Уайльда.

  Кажущаяся простота книги лично для меня обманчива, очередное прочтение дает что-то новое. Но две вещи остаются неизменными, и не перестают меня удивлять.
 Уайльд так глубоко заглядывает в мою душу, как мне самому, без поводыря, – просто боязно. Не то, чтобы в моей простенькой душе есть какие-то мрачные закоулки. Просто он задает такие вопросы, которые избегаешь себе задавать сам. Но, при этом, он делает это так изящно, что на них нельзя не ответить, или, во всяком случае, не попытаться ответить.

 И второе впечатление, которое, возможно, просто следствие первого. Вновь и вновь рождается это ощущение прикосновения к чему-то грандиозному. Его трудно, или даже невозможно, охватить взглядом, но ощущение огромности захватывает тебя помимо твоей воли.

 В общем, для меня – это великая книга. Она и Сага о Форсайтах – вот моя персональная вершина  англоязычной литературы. Я точно знаю, что буду возвращаться к этим книгам снова и снова.
 И я возношу свою горячую благодарность Оскару Уайльду, так одиноко стоящему на сверкающей вершине своего таланта. Если эта малость, складываясь с миллионами других благодарностей, может хоть немного согреть его там, в одинокой выси – большего нельзя и пожелать.